?

Log in

Previous Entry | Next Entry

"Дневник Его Императорского Величества
Николая II Александровича,
Божьей милостью Всероссийского монарха,
защитника государства, народа и веры"

     Сего дня, 4 марта 1911 года, в роскошную наша яковлевскую субботу, в кою ожидаемые нами с Сашей матушкины орибоны*, кои должны были свидетельствовать нам о непрерываемой нами дружбе между великими нациями родителей моих, припоздали к ужину. И уже Саша приготовила традиционные шведские ламинспины и любимый свой яблочный штрудель с добавлением апельсиновых долек, щедро посыпанный цедрой песемари**, а матушки все не было и не было. Саша верно предположила, что матушка и Таня верно от того запаздывают, что готовят они не на газовой плите, как мы нынче, а все еще по старинке, в беленой нашей русской печи, бо Умань государственная газификация все обходит и обходит. Третий год уже. Саша с деланной грустью посетовала мне, что пироги, каши да пареные овощи в печи лучше выходят, нежели на плите, и духу в них больше, и силы древесной больше накапливается, чем "на чугунной подставке, из коей вырывается адово пламя с дурным германских запахом". Я удачно воспринял провокацию жены и, поворотившись к поникшему от ожидания сладкого бананового печенья сына, спросил любимого моего сладкоежку о том, что он, как будущий наследник государя, находит важным и полезным в проведении газового оснащения в дома столицы, а что находит в сих делах вредного и неполезного.
     - Вы, папушка, меня уже в восьмой раз спрашиваете о сих проблемах за прошедшие четыре недели, - размеренно и чуть досадливо ответил мне мой пятилетний сын: - В первый раз о проблемах газовых подставок Вы интересовались у меня 3 февраля на именины дядюшки, когда мы съели 18 орибонов и 26 мороженых шариков с клубникой, и нас оговорили все родственники потому, что на двоих мы съели больше печенья и мороженого, чем все девушки на празднике. И нам тогда заметили, что больше нас печенье кушают только герцогини Баварские и Берлинские. Во второй раз Вы интересовались моими размышлениями о проблеме газовых подставок 17 февраля в день нашего визита на день рождения Ее Светлости княжны Людмилы Германовны Разумовской, коей исполнялось 4 года, и в тот день, отозвав меня беседой, Вы не позволили съесть мне настоящего зайца из безе, коего искусно приготовил повар Ее Светлости Людмилы Германовны Его Сиятельство граф Марк Игоревич Тучков, в чем Вы откровенно признались по дороге домой и я даже не обиделся на Вас, потому что я целых сорок пять минут держал экзаменационный ответ перед великими князьями нашими Его Светлостью Георгием Георгиевичем Милославским, Его Светлостью Германом Павловичем Разумовским, Его Светлостью Игорем Ярополковичем Серебряным, Его Светлостью Андреем Сергеевичем Желябужским, Его Светлостью Михаилом Семеновичем Воротынским и Его Светлостью Харитоном Харитоновичем Яровским и, как Вы сказали тогда же, по дороге домой, экзамен сей я выдержал хорошо. Вопросы ко мне были строгие, высоконаучные, но пока я размышлял с Вами о неточности вычисления Его Светлостью князем Серебряным расхождений выходов углеродов при сгорании с невозможностью добавления одарантов, всех безейных зайцев съели. Третий раз был недавеча в начале Сырной недели, когда матушка готовила ламинспины для того, чтобы Вы отнесли их в класс кадетов, коих намеревались посетить вместе с тетей Таней, бо тот класс обучал в Ваших классах, в коих и Вы учились с тетей. От сего мне очень хочется спросить Вас, папушка, я ли один такой волнительный многоежка в семье и стоит ли нам быть волнительными, если германские монархи едят не меньше, но больше нас, а французы, как Вы изволили рассказывать матушке неделю назад, кушают и того более от того, что выше ростом и избалованны приправами?
   Признаться, я, пораженный длительностью речи сына, даже поинтересовался у жены не приехала ли матушка, пока я выслушивал внимательные замечания  собственного сына о волнительности нашей, дабы продолжить разговор наш с сыном более серьезно, бо я все же действительно был заинтересован его мнением после длительного нынешнего государственного совета, во время коего мы неоднократно вновь поднимали вопрос одорантов, посему и ответ свой сыну начал с серьезной ноты.
   


    - Я нынче, - сказал я глядя в зеленые смеющиеся глаза Алеши: - Около четырех часов выслушивал мнения 29 министров и 39 начальников департаментов о том, что у нас происходит в области проведения газовых платформ в столицу государства и во вторую столицу государства в город Москву, от того и вопрос мой вряд ли можно увязать с пирожными. До сего числа соответственно всем датам, упомянутыми Вами, сын мой, я тоже имел государственные дела, включавшие в себя обсуждение проведения газовых платформ в столицы государства. Конечно же, сын мой, Вы можете мне оппонировать, что я значительно менее обращался к Вашим размышлениям в дни, когда я занимался установкой газовых платформ в иных регионах, и, возможно, Вы слышали мои тяжелый ночные вздохи лишь в те дни, когда мы обсуждали и всем Государственным нашим Советом не могли найти решения для вопроса установки газовых платформ в губерниях Сибирского региона, бо отсутствие на железных дорогах специальных форсунок для газовых платформ, ставшее следствием и свидетельством еще одной ленности Его Сиятельства графа С. Ю.
Виттельсбаха, совершенно обезнадежило нас в возможности проведения газовых платформ в иные части монархии нашей, кроме Монгольского и Сибирского плато, но поскольку мы справились с сей трудностью за год до Вашего рождения, то позвольте, сын мой, ознакомить Вас с моим ежедневным распорядком в области решения проблем в области установки газовых платформ и сочетанием сего распорядка с Вашими праздничными мероприятиями, на коих Вы уделяете значительно больше времени поеданию печений и качеству оценок, выставленных Вам известными нашими персонами, сколь сложности и частоте совещаний необходимых для принятия важного решения в государственной сфере, коей обязательно и определенно является установка газовых платформ вокруг столичных городов, бо сие мероприятие требует в себе наиболее высоких мер государственной безопасности. Итак, 3 февраля 1911 года за шесть часов перед тем, как мы с Вами узнали, что совместно способны съесть печений и мороженого более, чем сообщество из 21 девушки, я имел четырехчасовое совещание о безопасности установки газовых платформ в защитной зоне города Москвы с Его Светлостью князем Андреем Сергеевичем Желябужским и Его Светлостью князем Григорием Александровичем Распутиным. Совещание не самое длительное по своей сути, но совещание необычайно важное, ибо впервые мы определяли размер и отдаление от населенных пунктов, то есть величину защитной зоны для установки газовых платформ вокруг столь крупных и столь сложно технологически оснащенных городов, как Москва. Смею Вам напомнить, сын мой, что в Москве существует не только железнодорожная инфраструктура, но и подземная железнодорожная инфраструктура, а также электрическое освещение и телефонные сети в количестве семи подземных тоннелей. В пятницу же 17 февраля, когда Вы смели преодолеть обиду от того, что я намеренно лишил Вас безейного зайца Его Сиятельства графа Тучкова, я предварительно имел длительное, на сей раз это так, семичасовое совещание с представителями крупных государственных и частных компаний, занимающихся развитием и становлением во вверенной нам с Вами Всероссийской монархии, химической промышленности и химических производств, а также с крупнейшими учеными в области химической промышленности о пользе и качестве переработки сжиженного природного газа и о увеличении либо снижении срока его хранения в зависимости от используемого одоранта для снижения ощущения обонянием уровня углерода при использовании природного газа и для установления хорошего уровня качества комфортности использования природного газа в хозяйственных работах, ибо в городе Москва 17-ый Семеновский полк составил обращение ко мне, как к государю, о сложности запаха природного газа в хозяйственных работах и о необходимости решить сию проблему для улучшения качества комфортности хозяйствования в малых домашних хозяйствах. От сего и был я столь строг с Вами при беседе с семью известнейшими учеными в химической отрасли науки, бо до того на их глазах сурово отнеслось ко мне важное воинское сообщество, и я должен был узнать только ли воинское сообщество столь чувствительно к одорантам, либо же все наше общество скромно умолчало о сложности запаха природного газа при хозяйственных работах. 28 февраля сего года, в начале сырной недели, имел я опять же длительную около 12 часов беседу с известными учеными в области химических наук из Германской империи, кои прибыли к нам на совещание, благодаря откликнувшемся на просьбу нашу о разработке одорантов брату нашему императору Германии Его Императорскому Величеству Вильгельму II, а точнее имел я беседу с Его Светлостью герцогом Кристианом Вольдемаром Глаубером, Его Светлостью герцогом Христофором Леопольдом Гмелиным, Его Светлостью герцогом Михаэлем Францем Сокслетом и Его Сиятельством графом Николаусом Боше. Ныне все сии четверо ученых также пребывали на Государственном Совете и в течение семи часов я совместно с моими и Вашими министрами и руководителями департаментов изучал вопросы одорирования природного газа и вопросы положительных эффектов одорирования, кои германские ученые, как никакие иные любят использовать. Хотя, возможно, я, определенно, использую тему приготовления пищи и обсуждение процесса приготовления пищи, как достойный дипломатический повод для акцентуации важной для меня и для Вас в обсуждении государственной темы проведения и установки газовых платформ. Возможно, я неправильно дипломатичен, сын мой, и мне стоит сменить свою привычку использовать некие семейные поводы, как дипломатические акцентуации для обсуждения, как Вы полагаете, сын мой?
     Сын мой искренне расстроился пока слушал мою речь и немедля повинился по ее окончании, заявив, что весьма переживал из-за моего утреннего разговора с матушкой, в коем разговоре я вельми сокрушался об увеличении собственного веса и даже сказал, что "увеличение веса физического наверняка способствует снижению веса политического и как бы мне не пришлось туго на Государственном Совете и не покрыться испариной от сих переживаний", кою сентенцию Алеша записал в своих тетрадях. Матушка наша очень волновалась из-за сих моих волнений и много беседовала с Алешей о том, что все императоры имеют схожие фигуры и как-то ни странно очень многие тучнеют еще во времена младости, не смотря на то, что много передвигаются и занимаются физическим спортом более остальных своих подданных. Признаться, я уловил мысль супруги, коя скорее всего воспользовалась лишним свободным временем, чтобы начать обучение Алеши основам секретов монархической ботаники и биологии, коя в каждой семье начинается с общих фраз о фигурах наших, но заканчивается разнообразием ядов в окружающем пространстве, что всех детей, видимо, нещадно пугает, меня бо напугало в мои шесть лет более остального и я неусыпно протирал посуду батюшки по утрам спиртом, чем немало его рассмешил, бо батюшка чашки молока не мог выпить без пары спиртовых капель, кои от моей работы всегда оставались, да не успел поделиться сей мыслью с сыном, бо раздался звонок от охраны о прибытии матушки и сестры и были мы радостны и кинулись их встречать. Обязательно необходимо поговорить с сыном о сей ситуации с ядообучением, хотя, признаться, наверно, приятно ощутить себя собственным же отцом, попивающим молоко и кенийские чаи сквозь спиртовой аромат. Вношу поправку в свой утренний план о беседе с Алешей.
      Матушка и сестра посетили нас с великой радостью, с необычайными ароматами от сладостей и с восторгами своими о воспоминаниях о визите в Корнаби (Гвинею - Анна Конродинг), коий прошел у них три года назад. Но так или иначе в беседе, чтобы снизить горе матушки от воспоминаний о батюшке, перешли мы к воспоминаниям о бабушке и дедушке и к восторгам нашим от истории их влюбленности, коя до сих пор полагается канонической для европейских и африканских семей. Признаться, и в нынешний момент Алеша меня удивил.
- История любви бабушки и дедушки не менее интересна, чем история любви прабабушки и прадедушки, а книг о сем не написано, - протянул он стеснительно потягиваясь: - О дедушке я насчитал на полке у батюшки восемь книг, одна из них даже с золотым переплетом, а о бабушке всего 3, а о прадедушке целых 17 книг и 14 о прабабушке, но, если считать в годах, то о прабабушке книги вышли уже через пять лет после создания ее брака, а о бабушке через девять лет и четыре месяца после создания брака. Не затягивают ли наши великие историки с рассказами о бабушке и ее величии? Мне значительно более понравилось в Корнаби, чем во всей Африке. Почему мы не пишем о Корнаби? И почему такая разница в периодичности выпуска исторических романов и исследований? Вы, батюшка, говорили, что все должно быть подвергнуто строгой периодизации и личные занятия и государственные дела, а вот в издании романов периодизации я не нашел. Это должно быть названо плохим качеством государственного управления. Вы так не считаете?
      Признаться, был я весьма удивлен расчетами сына, кои он мне немедля принес, о соотношении периодизации, качества издаваемых изданий и даже количества страниц, но еще более я был удивлен тем, что нашел в сих расчетах весьма удивительную и важную историческую зависимость, коя ранее мне в голову не приходила. Признаться, осознал я, что император из каждого из нас вырастает независимо от воспитания и обучения нашего и более способен улавливать требования времени, чем родитель его. Дедушка мой и прадедушка Алеши восхищал отца стремлением к изучению литейных работ уже в восьмилетнем возрасте, отец жизни не видел без электричества, я веселил отца все свое детство химическими экспериментами, сын же мой стремится вырасти великим математиком и социологом, а сие бесконечно важно в обществе, кое увеличивает свою грамотность и образованность со скоростью 8,12 уровня на период, если верить расчетам Алеши, бо в грамотном обществе необходимо будет нам строже осознавать кою информацию мы можем предоставлять обществу, а кою не должны, и стоит нам научиться регулировать течение информации в системах массовой публичной информации и более того производство информации, что является наиболее важным и наиболее государственным занятием в наши непростые дни. Признаться, я совершенно был обескуражен 28-страничными Алешиными рассчетами, в коих рассматривались и факторы географические, и объединение факторов химических и физических, способствующих изобретению более дешевых и доступных средств публичной массовой информации, нежели газеты и книги. Признаться, дипломат сей еще и исхитрился развеселить бабушку свою, заметив, что его расчеты весьма соотносятся с периодами посещения нас бабушкой и с важными знаниями, что передает бабушка Алеше соответственно годам Алеши от роду! Хотя более всего смягчило матушкину боль от разговоров о батюшке алешино талантливое математическое и социологическое произведение. Право же, ни что не смягчает нам так боли утрат наших родственников, как смягчают сию утраты младшие наследники наши. Хотя, право же, алешина работа была вельми мудра и талантлива и заинтересованность в ней не могла быть наиграна и матушка воистину была увлечена чтение и обсуждением алешиной работы весь оставшийся вечер.
     Впрочем, если отдалиться от матушкиных печалей, то довелось мне сегодня изведать важное чувство отцовства. Ощутил я в сей день, что сын мой вполне может попробовать собственное обучение в доктурантуре уже в возрасте 12 лет, а то и десяти лет, хотя мне сие довелось только в 14 лет моих, и что деяния его будут не менее весомыми и государственными и не менее революционными в реорганизации общества, чем мои собственные идеи, и случится сие на много ранее, чем я превращусь в седого и усталого старика. Хоть и поздно, по моему мнению, я произвел на свет наследника, но он обрадует общество. Признаться, восхитительно ощутить себя отцом гения и гения нового в твоей семье, соответствующего гению общественного развития, а то и опережающего сей гений! Теперь понимаю я, чему так улыбался батюшка, когда приходил я в дом от своих экспериментов в химической лаборатории, чумазый и в сожженных рубахах. Не день и не два улыбался батюшка, что я еще обучу всю страну чудесам аккуратности в обращении с его искусно налаженными осветительными путями и превзойду его и дедушку в организации жизни и быта народа. Что же еще предстоит Алеше нашему после моих деяний, как не структуризация образования и качественности общения в самом обществе? Воистину наиглавнейшие цели себе выбирает мой сын! Впрочем, на сем запись свою я заканчиваю и отправляюсь к матушке, жене и сестре, дабы испить присланных нам родственниками матушки кенийских чаев да еще раз вздохнуть о дедушке и о бабушке коим сегодня 70 год исполняется со дня бракосочетания и 31 год со дня совместного упокоения, кое иначе и не считается ни церковью, ни обществом. Право же, приятно будет вновь обсудить прошлогодние мероприятия, кои были устроены Министерством народного образования и просвещения совместно с представителями монархической семьи Марокко по желанию многих образовательных и просветительских учреждений монархии моей в память о самой разумной и стремящейся к превознесению чистоты и честности в отношениях и в общественных устоях бабушки моей и прабабушки Алешиной Ее Королевском Высочестве принцессе Адосфебере Зуюм. На сем откланиваюсь и отправляюсь к кенийским чаям и к родственникам возлюбленным моим.*____

Орибоны - корнабийское печенье, приготовляемое преимущественно из африканских фруктов

**___
Песемари - цитрусовый фрукт, произрастающий в Иберии (Латинской Америке). В магазинах сейчас его продают под названием свити.



Некоторые записи
из_ официально  учтенного 
в  Канцелярии Его Императорского Величества_ 
"Дневника Его Императорского Величества Николая II,
Божьей милостью Всероссийского монарха,
защитника государства, народа и веры" 
можно прочесть здесь:

http://wisemonarchy.narod.ru/index/0-58

Tags:

Latest Month

December 2014
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com